Skip to Content

Увольнения ученых дошли до абсурда: методы ФАНО напоминают инквизицию

Увольнения ученых дошли до абсурда: методы ФАНО напоминают инквизицию

Be First!

Агентство, как мы помним, должно было управлять хозяйственной деятельностью институтов. Однако оно взяло на себя непосильную, по мнению многих ученых, ношу — руководство исследованиями, оценку эффективности научных организаций и назначение «своих» директоров институтов.

Как известно, на днях Владимир Путин внес в Госдуму ряд поправок в закон о РАН. Среди них есть и такая: решать вопросы, связанные с увольнением и назначением директоров институтов, можно будет только с учетом мнения Российской академии наук. Закон уже принят в первом чтении. ФАНО, словно торопясь прыгнуть в последний вагон, продолжает закручивать гайки и увольнять компетентных ученых, возглавляющих ключевые институты.

Чем не угодили прежние члены Академии, доктора наук, имеющие за плечами огромный опыт работы, создавшие уникальные коллективы?

Да своей несговорчивостью, несогласием с тем, как ФАНО взялось реструктуризировать институты, объединяя их в крупные научные центры, не заботясь о потере целых научных школ.

За некоторых прежних директоров встали научные коллективы, не давая согласия на объединение в Центры. Тогда их руководителей стали увольнять прямыми указами из Москвы вообще без объяснения причин. Особо тяжко пришлось директорам в институтах сельскохозяйственного направления, имеющим на балансе сельхозугодья для селекционных испытаний. Многие из них находятся либо в черте городов, либо на окраинах, но в любом случае являются лакомыми кусками, на которых кому-то было бы гораздо выгоднее строить жилые дома, чем вкладывать деньги в развитие селекционной науки.

За примерами далеко ходить не надо. Именно так произошло с Саратовским институтом сельского хозяйства Юго-Востока и его руководителем Александром Прянишниковым.

По словам академика-секретаря отделения сельхознаук РАН Юрия Лачуги, Прянишников стоял насмерть, чтобы у института не отобрали земли, используемые для селекции зерновых культур. Сначала пытались оторвать надел федералы, потом саратовцы, на него насылали полицию, пожарных, завели уголовные дела, но он отбился! Однако в итоге его все же уволило ФАНО — без объяснения причин.

Вместо доктора наук Прянишникова поставили менее опытного кандидата. А Прянишникову не дают работать даже завлабом. На секундочку: речь идет о члене-корреспонденте РАН, человеке, который вывел 11 сортов озимой пшеницы, специалисте, благодаря которому Саратовская область достигла устойчивого роста урожаев озимых пшениц! Его сорта выращиваются также в 13 областях страны, с 2012 года он возглавлял секцию по засухе в Россельхозакадемии, а также проблемный совет по качеству зерна в России.

Согласитесь, что такие директора на дороге не валяются. Немудрено, что Александра Ивановича пригласил к себе простым заведующим лабораторией (чтобы не пропал специалист) московский Институт сельского хозяйства «Немчиновка», сам когда-то потерявший не без помощи ФАНО селекционные угодья.

Однако и оттуда его пытаются выжить. Директору «Немчиновки» Сергею Воронову пришло устное указание из ФАНО уволить Прянишникова: «Он же уголовник!». «Никакой он не уголовник, — попытался встать на защиту коллеги директор «Немчиновки». — Последние уголовные дела за недоказанностью были закрыты еще в начале 2015 года». Не слушают в ФАНО ни опытных директоров, ни академика-секретаря, которые горой встали на защиту коллеги. Отвечают лишь одно: «Мы учредители, нам решать».

И таких директоров, как Александр Прянишников, которые боролись за сельхозугодья институтов, множество. Вот лишь краткий перечень снятых с должностей за последнее время: директор Башкирского института сельского хозяйства Василь Шериев, директор Камчатского института сельского хозяйства Наталья Ряховская, директор Липецкого института рапса Владимир Корпачев, директор ВНИИ садоводства им. Мичурина Юрий Трунов…

На днях предупреждение о том, что истекает срок его полномочий на посту, получил директор орловского ВНИИ селекции плодовых культур Сергей Князев. И это несмотря на то, что коллектив института вновь проголосовал за его переизбрание на новый срок.

В свое время возглавляемый им коллектив отказался входить в состав научного центра по плодоводству. «Мы хотим быть самостоятельными, — пояснил «МК» такое решение Князев. — И мы имеем на это полное право. Ведь 50% наших плодовых культур внесены в Госреестр, мы впервые в России вывели сорта иммунных яблонь и смородины, не поддающихся никаким заболеваниям, мы вывели яблони, которые гарантированно плодоносят каждый год.

— 3/4 крупных центров в стране создано за счет сельскохозяйственных институтов; это очень много, они прессуют нас по полной, — говорит обеспокоенный положением дел Юрий Лачуга. — Пока ФАНО у власти, у нас работы по важнейшим направлениям исследований сократились на 15–20%.

Где же логика такой реструктуризации? ФАНО отвечает: «Крупный центр решает крупные задачи». Но не понимает, что в сельском хозяйстве это правило не всегда действует. В России 557 природно-климатических зон, и для тесного содружества и взаимопонимания научные коллективы должны находиться в одной или соседних зонах, а не быть разбросанными на сотни километров друг от друга. Если честно, последнее время методы работы ФАНО очень напоминают средневековую инквизицию.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» — подпишитесь на наш Telegram.

Источник: mk.ru

Previous
Next

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*